библиотека для детей Ларец сказок
Я был обыкновенным воздушным шаром с ниточкой. Необычным только по цвету: немного голубой, ещё меньше жёлтый. И с глазами. Огромными такими, говорящими. Говорящими тихо-тихо...
И вот однажды меня подарили маленькой девочке с забавным именем Вася. Ну, что, удивились? Я тоже долго вращал глазами, а потом понял: Вася – значит Василиса. Вы только не подумайте, что я стал называть маленькую девочку таким важным именем. То есть, конечно, иногда называл Василисой Премудрой или Василисой Прекрасной, но чаще просто Асей.
И с тех пор, как она стала для меня Асей, а я для неё просто Воздушным, наша жизнь круто изменилась. Мы всюду были вместе, мне повезло. Что обычные девчонки вечно носят с собой? Носовые платки, игрушки, бантики… Я не был ни бантиком, ни платком и даже мало походил на уютную мягкую игрушку. Короче, я был совсем неудобный. Ну, слишком огромный, вечно рвущийся вверх, чтобы пошалить с ветром. В общем, выскочка и забияка. И вдруг меня полюбили, повсюду с собой носили, советовались и даже отдавали свои конфеты...
Я, конечно, радовался этим сладким подаркам, но у меня были только глаза. И хотелось бы попробовать вкусненького, да нечем. Смотрела -смотрела на меня Ася и решила нарисовать мне красным фломастером рот, а потом ещё и уши, тоже красным. И до чего мне это понравилось, что чуть не лопнул – так растолстел. Подарят Асе кулёк леденцов, а она – мне. Принесут торт с башенками, тоже я жую. И я быстро-быстро перестал быть лёгким и воздушным.
– Ох, – сказала однажды Ася, – и зачем я тебя так баловала, как же теперь с собой носить – такой стал тяжёлый?..

От таких слов я чуть не расплакался, это я умел всегда. Кстати, смеяться у меня получалось куда хуже, новый рот не всегда слушался. «А ещё подруга, – горевал я, – только-только счастливым стал, а она меня бросить решила!» Но у Аси было своё мнение. Поэтому она просто взяла и стёрла мне рот, раз и навсегда. И тут всё встало на своё место. Кроме ушей, лучше бы их тоже смахнула. И долго ещё я горел от стыда красными лопухами.
– Тебе грустно? – спрашивала расстроенная Василиса моя Премудрая.
А я сидел у неё на ручках и худел, становясь совсем лёгким. И как только пришёл в себя, стал просить нарисовать мне руки, ну, хотя бы одну. Я вымаливал глазами, но Ася боялась, что опять что-нибудь произойдёт.
– А если что-то разрушишь?
Конечно же, я обещал никогда ничего не брать в руки. Ну, разве только одну вещь – малюсенькую ручку или тоненький простой карандашик, чтобы писать истории. Дело в том, что из моей воздушной оболочки эти истории очень быстро вылетали, а хотелось их сохранить, хотя бы для Аси. А руки – разве долго их нарисовать? – палочка и ещё одна палочка…
– А на каждой палочке ещё пять палочек-пальцев, – вздохнула расстроенная моя волшебница. – Ну, хорошо, я нарисую самые красивые руки, но ты обещай, что твои истории тоже будут замечательные.
Мне было стыдно. На самом деле, откуда мне знать, какие они получатся, эти истории. Но обещание я дал! Это свойственно всем воздушным. Не подумайте, что я сразу стал писателем. Просто рассказчиком. И ничего не выдумал, достаточно было широко раскрыть глаза. И растопырить уши. Вот они – мои рассказки…

Рассказка о том, как море бывает незаметным

Сегодня Ася целое утро громко рыдала. Она, конечно, очень расстраивалась, но мама утверждала: «Опять льёт крокодильи слёзы». Слёзы были, действительно, огромными, похожими на целого крокодила.
– А вот и пусть, – отвечала Ася. – Всё равно буду плакать.
Потом она мне призналась по секрету, что теперь всегда будет так собираться в детский сад, потому что хочет наплакать целое синее море. Большое и солёное. И по нему плавать. Я очень обрадовался. У нас будет своё собственное море! Представьте, катишься верхом на волне в детский сад... Тебя догоняют разноцветные рыбки – одна красивее другой. Малюсенькие и огромные, золотые и изумрудные, плоские с большими плавниками и совсем круглые, словно воздушные шары…
– Ты, что, решила затопить нас своим морем?! – нервничала мама. – Мы же плавать не умеем…
Но Ася не знала, что сначала нужно научиться обращаться с этим искусственным морем, а потом только заводить его…
– Что с тобой? – встревожилась мама, когда дочь примолкла. – Если очень плохо, то плачь себе, пожалуйста. Будем учиться плавать, что нам ещё остаётся…
Но в голове Аси уже созрела другая идея, она захотела такое море, которое бы никого не затапливало. В общем, совсем неопасное. Не холодное, не горячее, а просто море. И вдруг я понял, что знаю такое море. И видел его сотню тысяч раз. Если не сотню, то хотя бы полсотни раз видел, а значит, будет у моей Василисы Премудрой такое же. Довольная Ася тут же потребовала познакомить её с необычным чудом. И мы долго стояли на улице и смотрели на облака, которые двигались, словно волны. Меняли форму, оттенки, поднимались ввысь и опускались совсем близко к земле…
«Я хочу попросить, – шептал я глазами, – не сможете ли вы стать синим морем для одной маленькой девочки? Я буду удерживать вас руками, чтобы вы не упали на землю…» И облачные волны зашумели, засветило проснувшееся солнце, высоко-высоко взмыли дворовые птицы, запорхали цветные бабочки, все почувствовали близость воздушной волны. Это было самое красивое море! Прощаться с которым совсем не хотелось, но идти в садик было нужно.
– Ладно, я понесу море с собой, – решила Василиса моя Премудрая.
И всю дорогу смотрела то на меня, то на небо, поэтому в сад мы пришли совсем последними.
– О чём ты бормочешь сама с собой? – строго спросила молодая воспитательница Арина Петровна, заглядывая большими очками в глаза моей волшебницы. – Какая странная эта девочка Ася...
– Я не с собой, а с морем... – спокойно ответила Василиса, бывшая Ася. – Оно очень красивое, говорящее.
– И опять в мою смену, какой кошмар! Неужели твоё море не может быть незаметным?
Странно, мы никогда не рассказывали ей про эту красоту, а она, не глядя даже, захотела сделать её незаметной. Но Ася ничего не сказала. И я тоже промолчал...
Небо светилось от солнца. Оно и было бескрайним синим морем. «Тише, тише... – волновалась в нём белоснежная волна, – давайте молча разговаривать с красотой».

Рассказка о говорящей бабочке

– Бабочка, ты только не улетай, – умоляла Ася. – Пожалуйста, посиди ещё.
Конечно, когда бабочка так близко, это здорово! Можно рассмотреть каждое пятнышко, малюсенькие усики и даже глазки. Ну, ладно-ладно, глазки можно просто представить, ничего не стоит для маленькой волшебницы.
Вдруг, откуда ни возьмись, дёрнулся ветер. Свистнул, как соловей-разбойник, и сдул бабочку. А Ася... Ася зарыдала. Ну, что я мог, Воздушный, и сам-то качаюсь, когда ветер шевелит, даже улететь могу куда-нибудь далеко, на необитаемый остров. Хорошо, есть нитка-поводок. А у бабочки? У бабочки нет поводка, её к себе не привяжешь.
– Нет, я должна что-то придумать, – вытерла слёзы опять почти волшебница. У Аси всегда так: сначала слёзы появляются, а потом идеи.– Я могу вплести в волосы – вместо искусственных цветов–живые, настоящие.
Я даже побоялся ответить, вдруг опять зарыдает. Только шептал глазами.
– А если им больно будет? Цветы – это тоже бабочки... Без поводка.
Услышав это, она просто замолчала и всё. И глядеть на меня перестала. Я сначала испугался, а потом подумал, что друг – на то и друг, чтобы остановить или предупредить...
И вот оно, чудо! Мы увидели на скамейке ярко-зелёный платок с большими алыми цветами. Наверное, какая-нибудь пожилая фея забыла его здесь. На платок, как на лужайку, присела настоящая бабочка.
– Здравствуй, бабочка, – подкрадываясь к скамье, прошептала Ася. – Не улетай, пожалуйста. Я без тебя скучаю уже целых пять минут.
– Привет! – ответила сидящая на платке красотка-бабочка. – Пять минут – это почти жизнь. Мне жаль... Можно, я присяду на эти красивые цветы, растущие на твоей голове?
– Я очень этого хочу, бабочка! А как тебя зовут?..
– Крапивница… – ответила, перелетая на косички, бабочка. – Я ведь на этом жгучем растении выросла. Ах, сколько мне пришлось пережевать крапивы, чтобы стать такой красивой!..
– Ужасно! Это ещё хуже, чем манная каша в детском саду, но ради таких крылышек можно... скушать, – вздохнула Ася. – И пол помыть, и даже прочитать букварь от корки до корки.
– Ты молодец, Ася! – восторженно ответила Крапивница.
Вот уж не думал, что Ася и бабочка так быстро найдут общий язык... Они долго о чём-то шептались. А я просто удерживал ветер, чтобы он не сдул бабочку. Они были счастливы. Разве не стоит ради этого приложить усилия? Одна беда, я почему-то стал чувствовать стучащий моторчик в своей оболочке, наверное, от напряжения. И боялся разлететься на части.
– До свидания, бабочка! – сказала моя Василиса Прекрасная.
И потянула меня за верёвочку. И я, тоже счастливый и воздушный, со стукающим моторчиком, полетел за ней...

Рассказка о том, что даже камни мечтают о нежности

Жёлтые листья неслись по ветру. Настоящая золотая осень... И Ася собирала эту природную красоту. Сейчас в её ладошке сверкал очередной, сто сорок девятый кленовый лист, на сей раз с красными крапинами. Хуже того, я знал, что будет дальше. Конечно, она принесёт листья домой, через пару денёчков они сморщатся и потеряют былую красоту. Просто перестанут быть собой.
– Воздушный! – задумалась Ася. – А листья, они живые?
Я знал, что сидящие на дереве листья всегда живые. А когда наступает листопад, они бесстрашно бросаются на землю, потому что впереди зима, и так они спасают деревья. Что мне оставалось – только сделать вид, что я ничего не знаю...
– Значит, неживые... – грустно ответила себе Василиса Премудрая. – И можешь молчать сколько угодно.
Вдруг она заметила что-то ещё. И я решил рассмотреть, что она подняла вместо листьев. Оказалось, просто камень. Красивый такой, сине-жёлтый. То есть я тогда впервые понял, что камни бывают такими изумительными, почти воздушными.
– Воздушный, у меня настоящий, живой камень! – кричала моя волшебница. – И он никогда не завянет.
Потом мы ещё долго бегали по парку и мечтали. И тут появился просто прохожий. Конечно, он не изругал нашу находку, но сообщил, что камень ни живой, ни мёртвый, в общем, никакой. Хорошо, что Ася не расстроилась, а снова превратилась в Василису Премудрую.
– Значит, он, всё равно, есть. Посмотри, Воздушный, его даже можно нагреть ладошкой. Вот тебя нельзя, а его можно.
«Ну, вот и договорилась, – подумал я обиженно. – Разве можно представить, чтобы меня заменил какой-то камень...»
– Перестань дуться, – попросила прочитавшая мои мысли Ася. – Я очень тебя люблю, но ведь камень тоже мечтает о нежности. Его пинают ногами, швыряют руками. И никто не пробовал просто пожалеть.Мне нужно срочно собирать листья. Теперь за тобой присмотрит камень, подержит за поводок.
Она ушла. А камень крепко держал меня за ниточку. Всего-навсего камень, а такой преданный оказался. От обиды я, конечно, дёргался изо всех сил, но он тоже был сине-жёлтый, как я, и настоящий. А потом вернулась Ася с охапкой листьев. Она ещё раз сто погладила камень, а забрала с собой меня. Потом каждую ночь я вспоминал камень и жалел его, отдавая ему через расстояние свою нежность.

Рассказка о том, как просто вырастить зимние подсолнухи

С утра Ася решила заняться садоводством.
– Пошли! – говорит. – Я взяла семечки, лопату и две лейки.
Я, конечно, очень удивился, потому что на улице была зима, но решил не показывать своего беспокойства.
– А снег нам не помешает? Январь на дворе!
– Ничего, мы будем копать глубокие ямки.Ты сам увидишь, как красиво расцветут подсолнухи прямо на снегу.
И я вздохнул.
– Никогда ничего подобного не видел.
– Значит, увидишь!
– Подсолнухи на снегу – это красиво! Сразу теплее станет.
И мы пошли на улицу, а там, как назло, были огромные сугробы.А Мишка из второго подъезда хитрый такой. Самому сажать лень, а важность показать хочется.
– Что это вы сажать собрались?
– Подсолнухи! – вздохнула Ася.
Тут прибежали ещё ребята, и началось. Но Мишка, он ещё и вредный оказался, кричал громче всех.
– Мы первые пришли на площадку, так что сначала в снежки сыграем, а потом можете и подсолнухи сажать.
И мы ждали, ждали… А вокруг летали снежные пули, и доносились радостные возгласы: «Ура!». Мишка сражался лучше всех. Только к вечеру ребята стали расходиться – сугробы были полностью снесены. И то, что осталось, мы быстро вскопали, закинули семечки. Чуть-чуть полили, припорошили: «Красота!». Мы так заработались, что не заметили, как наступил тёмный вечер, почти ночь.
– Пойдём, – говорит Ася, – домой пора!
И вот, только мы в тепле очутились, мамочку увидели, как сразу спать захотелось. А утром, чуть свет, Ася стала на улицу снова собираться.
– Вставай, – говорит, – пора цветы поливать.
А мне идти неохота, потому что цветы так быстро, всё равно, не выросли. Смотрю, а она уже лейку и тяпку взяла, шубку напялила, меня ждёт. Ну, что тут поделаешь…
И только мы во двор вышли, так и замерли. Я даже окаменел от восторга и двигаться перестал. Такого я раньше не видел – жёлтые цветы, зелёные листья, прямо на снегу нарисованные. И до чего замечательно, глаз не отвести.
Конечно, Ася в тот же миг в Василису Прекрасную превратилась, шапочку поправила, молнию на правом сапоге застегнула, чтобы красоту не испортить. А Мишка сразу тут как тут.
– Это, – говорит, – я нарисовал жёлтой и зелёной краской. А семечки синие получились, потому что я краски смешал.
И засмущался так, что Ася даже улыбнулась.
– Красивые подсолнухи получились. А чёрной краской, наверно, скоростные машины раскрашивал? Краска и закончилась.
И Мишка подтвердил. На то он и мальчишка, чтобы разную технику рисовать. Потом он пообещал Асе летом снова солнечные цветы нарисовать – на асфальте. Пока они разговаривали про подсолнухи, я вертелся, как мог, заглядывая в глаза то Асе, то Мишке, и думал: «Хорошо бы и мне научиться рисовать или выращивать цветы. Только и умею – рассказки рассказывать».

Рассказка, о том, что лучше не примерзать к скамейке

Сегодня Ася решила поиграть с Мишкой. А тот, как всегда, на улице торчал, причём в любую погоду. Конечно, мы его не сразу нашли, так как у него на этот раз было плохое настроение, и он сидел один на скамейке в заснеженном детском городке.
– Миш, а давай поиграем, – застенчиво позвала Ася, – вдвоём веселее...
А он посмотрел как-то не по-доброму и говорит:
– Как я с тобой играть буду, если у тебя нет игрушечной машинки?
А Ася, она предприимчивая, всегда найдёт ответ:
– Зато у меня шар есть воздушный.
Но Мишка, он тёртый калач оказался, сразу сказал, как отвесил:
– Я сегодня дружу с теми, у кого есть мальчишечьи игрушки.
И он уже хотел встать и уйти, но то ли к скамейке примёрз, то ли просто зацепился курткой, в общем, пришлось ещё Асю послушать.
– А пойдём на большой машине кататься, я тебе разрешу за руль сесть, – предложила моя почти волшебница.
Тут Мишка быстро от скамейки оторвался, дело- то важное намечалось.
– А где же, – говорит, – мы машину такую найдём, на папиной, что ли, поедем?
– Зачем на папиной? – удивилась Ася. – Можно и на моей. Смотри, какая красивая, голубая, с жёлтыми фарами. Вот, прямо перед тобой стоит, бери ключи и поехали.
А Мишка, он ведь обычный, совсем не волшебник оказался. Глаза трёт, ничего увидеть не может.
– Это шар у тебя голубой, с жёлтыми глазами, а машины нет никакой, хоть тресни.
Отвернулся от нас и поплёлся опять примерзать к скамейке. А Ася как замашет руками да закричит:
– Поехали быстрей, а то машина замёрзнет, потом мотор придётся разогревать...
Мишка остановился, видимо, сообразил, что нужно быстрее в путь отправляться.
– Ладно, – говорит, – поехали, только твою машину снегом замело, потому что я её разглядеть не могу. Разгребать придётся.
Лопату он быстро нашёл, для такого важного дела можно хоть десять раз домой сбегать. А Мишка один только раз и сгонял. Да так принялся за дело, что чуть и взаправду машину не откопал, а не понарошку.
– Слушай, а давай на нашей машине всех ребят покатаем, кабина-то, посмотри, какая большая, видимо, грузовик. А ещё у моего папы возьмём прицеп, почти поезд получится. Здорово, правда?
Ася согласилась, и малышня целый день носилась по двору, как угорелая, и все гудели: «Ду-ду». А Мишка громче всех, он был настоящим машинистом. И больше никогда не примерзал к скамейке.

Рассказка о том, как отметить зимний день рожденья

У Аси всегда был день рожденья тридцать первого декабря. Хорошая дата, новогодняя. Все ёлку украшают мишурой и блестящими шарами, а моя волшебница конфеты жуёт, свой праздник отмечает. Конечно, без подарков в такой день точно не останешься, но гости вряд ли именно к тебе придут, потому что Новый год уже за дверью стоит.
Первую половину дня Ася ещё как-то держалась на сладостях, а потом ей взгрустнулось. Хорошо хоть Мишка появился, весёлый такой, в костюме скомороха. Сначала он носился у ёлки и всякие фокусы показывал, а потом решил стихи сочинить.
– Вот ещё, – заносчиво отклонила предложение Ася, – стихи поэты сочиняют или хотя бы воздушные шары.
Но Мишка знал, что день рожденья нужно спасать, пока он плавно в Новый год не превратился. Конечно, он и ручку нашёл, и открытку новогоднюю. Её не успели ещё никому подписать, и Мишка принялся за дело.
Кто родился в Новый год,
Тот...
Тут Мишка усиленно стал ёрзать на стуле.
– Тот, тот....
Асе стало жалко сочинителя, она забоялась, что он упадёт со стула, поэтому сказала:
– Увидит теплоход.
Мишке очень понравилось. А дальше пришлось самому голову ломать.
–Будет он на нём кататься...
– И кикимору бояться.
Тут Мишка призадумался, потому что он с мамой и папой летом на теплоходе катался, но ни одной кикиморы не видел. И даже лешего на реке не было, и бабы-яги тоже.
– Будет трескать он конфеты...
– Продавать гостям билеты, – уже со смехом дополнила Ася.
– Билеты – это хорошо, – похвалил Мишка, – если они в цирк или в кино с подкормом, то на этом дне-рожденье можно заработать как минимум ещё на один теплоход.
Купит личный теплоход,
Кто родился в Новый год!
Мишке так сочинительство понравилось, что он ещё и рисунок нарисовал с надписью: «Лишнойтеплахот».
А потом за ним мама пришла, чтобы увести Новый год отмечать, в кровати с конфетами. Ася доела свои конфеты, залезла пол ёлку и уснула. Наверно, ей снился теплоход с билетами, конфетами и личной кикиморой.

Рассказка о том, что рано или поздно приходит весна

Утро было солнечное и прекрасное. В конце февраля на улице началась весна, и посреди двора появилась огромная, изумительная лужа. В ней отражались пушистые облака, стволы деревьев и подпрыгивающие, словно мячики воробьи.
В такой луже хорошо пускать разноцветные кораблики. Только их смастерить нужно: вместо паруса – обычная лента, а яхта из бумажно-надёжного материала. И тогда время полетит так быстро, что захочется потянуть его назад за волшебные струны, придерживая стучащим моторчиком. В общем, Ася неожиданно услышала приветствие капитана морского корабля, очень похожего на Мишку:
–Всё, вылезай из лужи, пора птиц с юга встречать.
Она, конечно, заметно переполошилась, но не растерялась и ответила:
– А где ты в феврале южных птиц видел?
А Мишка, он молодец, всё знает.
– К нам птичник с юга приехал, вроде, птицариум называется. Только туда билеты дорогие, почти как личный теплоход стоят.
Ася ещё с минутку поболтала в луже кораблик, а потом серьёзно сказала:
–Если не получится посмотреть, давай хотя бы вокруг этого птицариум походим и послушаем, как они южные песни поют.
Мишка немножко загрустил, что не получится, всё-таки, птиц рассмотреть.
– А может, хоть на павлина насобираем, я никогда павлина не видел. У меня дома есть копилка, потому что я на скутер коплю, но там десять рублей, не больше.
А что Ася – она согласилась. Оказалось, совсем несложно вытряхнуть деньги из пластмассовой курицы-копилки. Всё ради павлина.
– Как ты думаешь, – спросил Мишка, – а у павлина хвост синий или зелёный? Вот в интернете говорят, что разноцветный, а какой именно, почему-то не рассказывают.
И тут Асю осенило: у неё же дома книга есть, энциклопедия. И она как закричит!..
– Павлин, он вроде курицы, только хвост сказочный, от жар-птицы.
Мишка от неожиданности даже остановился. У него в планах не было менять скутер на курицу.
– Может, тогда домой пойдём, энциклопедию читать?.. А то денег, всё равно, даже на хвост рассмотреть не хватит.
И они отправились домой, где решили, что стали почти взрослыми. Чуть больше целой зимы.
– Теперь ты можешь гулять без своего шарика… – торжественно сказал Мишка.– Потому что все шарики весной улетают на юг…
Василиса Премудрая, которая недавно была Асей, посмотрела сначала на Мишку, потом на меня и улыбнулась. Ах, если бы у меня были краски, в этот момент я точно нарисовал бы нежность, дружбу и любовь.


Вот и сказке Ася и Воздушный шар конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 24 0

Отзывы

Читать также Украинские сказки: Алеша и Змей Горыныч. (НАХОДЧИВОСТЬ)
Африканское сафари Деда Мороза
Бедняк и смерть
Бородка
Ведьмы на Лысой горе
Читать также Белорусские сказки: Алёнка
Андрей всех мудрей
Бабка-шептуха
Былинка и воробей
Вдовий сын
понравилась сказка?
0 24 Вверх
Этот сайт использует куки-файлы и другие технологии, чтобы помочь вам в навигации, а также предоставить лучший пользовательский опыт, анализировать использование наших продуктов и услуг, повысить качество рекламных и маркетинговых активностей.
Принять